Статья 402 ГПК РФ. Применение правил подсудности

Дополнительный комментарий к ст. 391.14 ГПК РФ

Особенностью резолютивной части постановления Президиума Верховного Суда РФ, в отличие от судебных постановлений судов нижестоящих инстанций, является отсутствие в ней информации о порядке обжалования, ввиду того что постановление Президиума Верховного Суда РФ является окончательным и обжалованию не подлежит ни при каких условиях.

Правовое значение постановления Президиума Верховного Суда РФ состоит в том, что вследствие его принятия ранее спорное материально-правовое отношение, неоднократно пересмотренное в судах проверочных инстанций, обретает строгую определенность, устойчивость, общеобязательность. Значение постановления Президиума Верховного Суда РФ в целом для всего гражданского процесса обусловлено задачами судопроизводства, которыми является осуществление юрисдикционной и воспитательной функций, а также обеспечение принципа правовой определенности.

Постановлению Президиума Верховного Суда РФ, как и любому судебному акту, которым завершается тот или иной вид производства в гражданском процессе, должны быть априори присущи такие качества, как законность и обоснованность. Постановление Президиума Верховного Суда РФ является последним и окончательным судебным актом в череде судебных постановлений, принятых по делу квалифицированным составом судей высшего судебного органа в системе судов общей юрисдикции.

Ввиду этого постановление Президиума Верховного Суда РФ, безусловно, должно быть принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, либо основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. Помимо требований законности и обоснованности постановления Президиума Верховного Суда РФ к нему предъявляются такие требования, как определенность, безусловность, полнота и мотивированность.

Определенность постановления Президиума Верховного Суда РФ означает, что в нем должен быть четко решен вопрос относительно судьбы обжалуемых судебных постановлений и рассмотренных в судебном заседании надзорных жалобы, представления в соответствии с полномочиями, установленными ст. 391.12 ГПК РФ.

Безусловность постановления Президиума Верховного Суда РФ означает, что в его резолютивной части не должно содержаться указаний на возможность его исполнения в зависимости от наступления каких-либо условий.

Полнота постановления Президиума Верховного Суда РФ предполагает, что постановление должно иметь исчерпывающий характер. Это означает, что Президиум Верховного Суда РФ своим решением должен дать всесторонний и полный ответ по всем доводам надзорных жалобы, представления, по всем обжалуемым судебным постановлениям.

Обратите внимание!

Мотивированность постановления Президиума Верховного Суда РФ означает, что в постановлении, в его мотивировочной части, должны содержаться выводы Президиума Верховного Суда РФ по пересмотренному судебному акту; законы, которыми руководствовался суд при вынесении постановления, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались суды нижестоящих инстанций. В мотивировочной части постановления должны содержаться также обоснования принятых судом решений и обоснования по другим вопросам. В мотивировочной части постановления Президиума Верховного Суда РФ могут также содержаться ссылки на постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ приобретает все вышеперечисленные свойства только после вступления в законную силу. Законодатель в положениях комментируемой нормы закрепляет императивное правило о немедленном вступлении постановления Президиума Верховного Суда РФ в законную силу с момента его принятия, а также об окончательности этого судебного акта в силу установления запрета на его обжалование. Рассматриваемая норма отражает сущность надзорного производства, его экстраординарный характер и недопустимость отмены или изменения постановления Президиума Верховного Суда РФ ввиду несогласия с выраженной в нем позицией Президиума Верховного Суда РФ.

Дополнительный комментарий к статье

Часть 2 ст. 412 ГПК РФ устанавливает довольно краткий трехдневный срок для высылки взыскателю и должнику определения суда по вопросу о принудительном исполнении заграничного судебного решения. Определение судов, указанных в ст. ГПК РФ, может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда России.

Основания отказа в удовлетворении ходатайства взыскателя о принудительном исполнении на территории Российской Федерации решения иностранного суда, предусмотренные ст. 412 ГПК РФ, во многом по существу совпадают с аналогичными по содержанию и направленности правилами Минской конвенции 1993 г. и двусторонних договоров о правовой помощи между РФ и другими странами, хотя редакционно формулировки норм нередко различны.

Вместе с тем в некоторых международных актах есть и неизвестные ГПК РФ мотивы отказа в упомянутых ходатайствах. Например, согласно п. «в» ст. 55 Минской конвенции 1993 г. отказ допустим, поскольку имеется признанное решение суда третьего государства по тождественному спору. Аналогична норма п. 4 ст. 20 Договора с КНР, ст. 53 Договора с Польшей. По ст. 15 Договора с Алжиром исполнение исключено, если суд, вынесший решение, не компетентен его рассматривать в соответствии с внутренним законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой необходима реализация решения. Своеобразные нормы закреплены ст. 29 Договора с Грецией: «Должник может заявить в суде, компетентном для выдачи разрешения на исполнение и для приведения решения в исполнение, возражения против исполнения и против притязания, изложенного в решении, если такие возражения допускаются по законодательству Договаривающейся Стороны, учреждение которой вынесло решение». Есть и иные расхождения, но подробное их изложение должно быть объектом самостоятельного научного исследования.

Сравнительно-правовой анализ позволяет обнаружить еще один, причем прямо противоположный аспект несовпадения содержания ст. 412 ГПК РФ со статьями международных документов, имеющих одинаковый объект регулирования, а именно исполнение решений иностранных судов на чужой территории. Несовпадение состоит в том, что в указанной статье Кодекса 2002 г. есть правила, отсутствующие в двусторонних договорах РФ о правовой помощи и правовых отношениях по ряду основных категорий гражданских дел.

В данном случае возникает давно известная проблема о соотношении национального и международного частного права, взаимосвязях однопорядковых актов международного происхождения и т.п. Проблема включает немало вопросов, ответы на которые разнообразны и нередко дискуссионны. Но при комментировании ст

412 ГПК РФ практически важно выяснить, действуют ли правила внутреннего закона, отсутствующие в договорах с государством, суд которого вынес решение, подлежащее исполнению в другой стране-участнице того же договора

С учетом сопоставляемых нормативных материалов допустимо еще больше конкретизировать поставленный вопрос. Правил, закрепленных п. 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ, нет в Минской конвенции 1993 г. и в большинстве двусторонних международных соглашений Российской Федерации. Исключения редки. В п. 4 ст. 20 Договора с КНР помещены все три запретительные формулы, а в п. 4 ст. 15 Договора с Тунисом вместо указания на публичный порядок предписано при исполнении иностранных решений соблюдать основные принципы тунисского законодательства.

Итак, можно предложить ответ на поставленный вопрос: решение зарубежного суда, при исполнении которого на территории России обоснованно предсказуем риск нанесения вреда суверенитету, безопасности, публичному порядку нашей страны, реализации не подлежит, даже если о таких запретах двусторонний договор с государством суда не упоминает.

Дополнительный комментарий к ст. 413 ГПК

Решения иностранных судов в некоторых случаях не требуют принудительного исполнения. Это решения, которые принимаются по искам о признании, например по искам о признании брака недействительным, об установлении отцовства, о расторжении брака, не содержащим требований о разделе имущества, взыскании алиментов и т.д. Такие решения признаются без какого-либо специального производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражение против этого. При наличии возражения вопрос рассматривается судами субъектов Российской Федерации по месту жительства (для физических лиц) или нахождения (для организаций) заинтересованного лица (ответчика и др.).

В случае если возражения относительно признания решения суда не заявлены, решение иностранного суда признается без выполнения каких-либо процессуальных действий.

Возражения относительно признания решения иностранного государства подлежат удовлетворению, а суд субъекта Федерации выносит определение об отказе в признании решения при наличии оснований, предусмотренных п. п. 1 — 5 ч. 1 ст. ГПК РФ.

Признание решения иностранного суда влечет последствия, предусмотренные ч. 1 ст. ГПК РФ.

Согласно ст. 52 Минской конвенции стран СНГ вынесенные учреждениями юстиции каждой из договаривающихся сторон и вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях других договаривающихся сторон без специального производства при условии, если:

  1. учреждения юстиции запрашиваемой договаривающейся стороны не вынесли ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу;
  2. дело согласно настоящей Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству договаривающейся стороны, на территории которой решение должно быть признано, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этой договаривающейся стороны.

Эти положения относятся и к решениям об опеке и попечительстве, а также к решениям о расторжении брака, вынесенным учреждениями, имеющими соответствующую компетенцию согласно законодательству договаривающейся стороны, на территории которой вынесено решение.

НОВЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ:

  • Статья 390.17 ГПК РФ. Вступление в законную силу определения судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенного по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления
  • Статья 390.16 ГПК РФ. Определение судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • Статья 390.15 ГПК РФ. Полномочия судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • Статья 390.14 ГПК РФ. Основания для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке
  • Статья 390.13 ГПК РФ. Пределы рассмотрения дела судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации

Судебная практика по ст. 391.11 ГПК РФ

Определение Конституционного Суда РФ N 1598-О

В силу правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П, предусмотренное статьей 391.11 ГПК Российской Федерации правомочие Председателя Верховного Суда Российской Федерации или его заместителя в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права, по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора осуществляется с соблюдением общих правил, предусмотренных главой 41.1 данного Кодекса, регламентирующей процедуру производства в суде надзорной инстанции.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что по смыслу норм процессуального законодательства, регулирующих производство по обжалованию судебных постановлений, вступивших в законную силу, объектом пересмотра в порядке надзора являются судебные постановления, вынесенные по итогам рассмотрения дела по существу, либо промежуточные определения суда по вопросам, имеющим значение для движения дела. Определение же судьи суда кассационной инстанции выносится в процедуре предварительного рассмотрения кассационной жалобы (представления прокурора), в которой судья, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований для передачи кассационной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в суд кассационной инстанции. Какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности участвующих в деле лиц, при этом не выносится.

Таким образом, поскольку статья 391.11 ГПК Российской Федерации не предусматривает возможность обжалования Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю определения судьи суда кассационной инстанции об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, постольку дата вынесения такого определения не может считаться датой начала течения срока, в течение которого заинтересованные лица вправе обратиться к Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю с соответствующей жалобой, а потому часть вторая статьи 391.11 ГПК Российской Федерации также не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ N 11-КГ18-17

Обстоятельства: Определением отказано в восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы, так как у заявителя отсутствовали обстоятельства, объективно препятствующие ему подать кассационную жалобу в более ранние сроки.

Решение: Определение отменено. Восстановлен пропущенный процессуальный срок на подачу кассационной жалобы, поскольку первоначально жалоба была подана заявителем в установленный срок, на момент окончания которого жалоба с приложенными к ней документами находилась в суде кассационной инстанции, возвращение жалобы имело место по истечении названного срока, заявитель по обстоятельствам, не зависящим от него, был лишен возможности исправить недостатки жалобы и повторно обратиться в суд кассационной инстанции до истечения срока на кассационное обжалование.

Частью 4 статьи ГПК РФ, действовавшей на момент обращения с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы и рассмотрения его судом первой инстанции, было предусмотрено, что заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного частью 2 статьи , частью 2 статьи 391.2 и частью 2 статьи 391.11 ГПК РФ, подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Новый комментарий к ст. 401 ГПК РФ

Сходными с уже рассмотренными привилегиями и иммунитетами дипломатических и консульских работников пользуется в той или иной мере ряд физических лиц на основе существующих международных соглашений, например, члены государственных делегаций (Конвенция о специальных миссиях. Нью-Йорк, 8 декабря 1969 г.), члены представительств государств в международных организациях (Венская конвенция о представительстве государств и их отношениях с международными организациями универсального характера. Вена, 14 марта 1975 г.), представители членов ООН (Конвенция о привилегиях и иммунитетах Организации Объединенных наций. Лондон, 13 февраля 1945 г.) и немало других, причем традиционно сложившиеся формулы о неприкосновенности помещений и имущества, судебных иммунитетах обычно перемещаются из ранних документов в более поздние.

Случаи применения подобных актов в российском судебном или исполнительном производстве возможны, хотя надежды на обширную практику невелики. Однако даже единичные дела такого рода способны вызвать большой резонанс.

Исковые заявления, где в качестве ответчиков фигурируют субъекты с ограниченным судебным иммунитетом (ч. ч. 2 и 3 ст. 401 ГПК), российским судам общей юрисдикции следует принимать к производству независимо от содержания притязания. Но в конкретных случаях развитие процесса будет зависеть от позиции ответчика.

Ответчик в своих возражениях может указать на то, что предъявленное к нему требование не подлежит рассмотрению согласно правилам иммунитета и отказа от иммунитета не будет. Если суд признает такое возражение правомерным, производство по делу подлежит прекращению со ссылкой на абз. 2 ст. 0 ГПК. Другой вариант, т.е. вынесение решения об отказе в иске, по существу юридически нелогичен, а главное, может препятствовать российскому истцу начать процесс по тождественному требованию в компетентном зарубежном суде по месту нахождения международной организации и т.п.

Дополнительный комментарий статьи

В ч. 2 комментируемой ст. 390 ГПК РФ установлены пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции:

  1. суд кассационной инстанции вправе проверять только законность обжалуемых судебных постановлений. Это связано с тем, что суд кассационной инстанции проверяет вступившие в законную силу судебные постановления, а кассация является, по сути, экстраординарным способом проверки судебных актов. Новые факты в суде кассационной инстанции не устанавливаются, новые доказательства не исследуются, поскольку для разрешения фактической стороны дела достаточно двух инстанций — первой и апелляционной.
  2. законность обжалуемых судебных актов проверяется в пределах доводов кассационных жалобы, представления.
  3. проверяются только те судебные акты или их части, которые обжалованы.

В интересах законности суд кассационной инстанции вправе проверить законность обжалуемых судебных постановлений и по другим основаниям, не указанным в кассационных жалобе, представлении, т.е. выйти за пределы доводов, изложенных в них. Интересы законности — весьма расплывчатая формулировка, имеющая оценочный характер, что приводило на практике к тому, что суды надзорной (теперь — кассационной) инстанции никогда не соблюдали пределов рассмотрения дела и всегда, если видели иные, не указанные в кассационных жалобе, представлении существенные нарушения норм материального или процессуального права, отменяли обжалуемые судебные акты.

Под интересами законности в данном контексте принято понимать сохранение законной силы судебного акта только за теми постановлениями, которые приняты в соответствии с нормами материального и процессуального права. Однако на уровне судебной практики целесообразно было бы дифференцировать подход к возможности выхода суда за пределы доводов кассационных жалобы, представления по делам, представляющим исключительно частный интерес (как правило, это дела искового производства), и по делам, представляющим публичный интерес (как правило, это дела, возникающие из публичных правоотношений и некоторые дела особого производства).

Обратите внимание!

В первом случае принцип диспозитивности должен преобладать, и от суда кассационной инстанции требуется особая внимательность при применении комментируемого положения. В то же время во втором случае выход за пределы доводов кассационных жалобы, представления в интересах законности не только желателен, но и необходим.

Также необходимо обратить внимание на разъяснения Верховного Суда РФ в отношении аналогичной нормы, содержащейся в прежней редакции комментируемой статьи. Верховный Суд РФ указал, что в соответствии с ч

1.1 настоящей статьи суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

В то же время если обжалуемая часть решения обусловлена другой его частью, которая не обжалуется заявителем, то эта часть решения также подлежит проверке судом надзорной инстанции независимо от наличия просьбы лица, подавшего жалобу.

В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи 390 ГПК РФ указания суда кассационной инстанции о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. Это правило направлено на интегрирование судебной практики, единообразное применение норм права. Следует отметить возрастающую роль судебной практики в правоприменительной деятельности судов общей юрисдикции. Судебная практика в последнее время фактически превратилась в самостоятельный источник права.

Повышение значимости судебной практики подтверждается появлением такого основания для пересмотра дела по новым обстоятельствам, как определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ (п. 5 ч. 4 ст. ГПК РФ). Таким образом, сохранение комментируемой нормы, несмотря на ее критику в теории гражданского процессуального права, представляется обоснованным.

Комментарии статьи 416 ГПК РФ в действующей редакции

В отличие от предшествующих статей гл. 45 ГПК РФ, где проблемы принудительного исполнения решений зарубежных государственных судов и только признания таких решений в РФ регламентированы раздельно, ст. 416 ГПК РФ (а затем и ст. 417)  объединяет обе эти процедуры применительно к решениям иностранных третейских (арбитражных) судов. Наш процессуальный закон воспроизводит и заимствует схему расположения нормативного материала из Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, заключенной в Нью-Йорке 10 июня 1958 г. (далее — Конвенция 1958 г.) и ратифицированной Союзом ССР 10 августа 1960 г.

Часть 2 ст. 416 ГПК РФ предписывает к ходатайствам о признании или исполнении правоприменительных актов арбитражей прилагать подлинники этих актов и арбитражных соглашений, заключенных спорящими сторонами, либо надлежащим образом заверенные копии таких документов, а также заверенный перевод их на русский язык. Способы удостоверения всех документов зависят от условий, зафиксированных ст. ГПК РФ и национальным законодательством страны, где происходило третейское разбирательство дела.

Дополнительный комментарий к ст. 404 ГПК РФ

Недопустимость изменения места рассмотрения конкретным российским судом ряда гражданских дел вследствие соглашения сторон правового конфликта предусмотрена нормами ст. 32 и ч. 2 ст. 404 ГПК РФ. Эти императивного характера правила действуют независимо от персонального состава юридически заинтересованных субъектов применительно к делам, указанным в ст. 26 (компетенция судов на уровне субъектов Федерации), ст. 27 (компетенция Верховного Суда РФ), ст. 30 (исключительная подсудность), а для споров, где выступают иностранные граждане или организации, еще добавлена ст. 403 (исключительная подсудность с участием иностранных лиц) ГПК РФ 2002 г.

Правда, нет формального запрещения контрагентам заключать соглашения о перенесении рассмотрения перечисленных в упомянутых статьях Кодекса дел в какой-либо зарубежный суд. Но если этот суд, не зная или игнорируя российское национальное право, вынесет решение по существу конфликта, то такое решение не приобретет на территории России никакой юридической силы (п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ). Однако затруднительно ввиду большого разнообразия иностранных процессуальных систем быть абсолютно уверенным в том, что оно будет равным образом ничтожным в любой третьей стране.

Статьи, перечисленные в ч. 2 ст. 404 Кодекса, намечают круг дел, подлежащих разрешению только российскими судами. Но в этом перечне нет ссылки на ст. ГПК РФ, снабженную заголовком «Гражданские дела, подсудные мировому судье». К их числу отнесены дела по спорам, которые в связи со значительным экономическим расслоением нашего населения могут оказаться крайне сложными по содержанию и крупными по размерам взаимных материальных претензий например, дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества без ограничения цены иска или определении порядка пользования имуществом независимо от его состава и места нахождения.

Естественно, возникает вопрос о том, могут ли иностранный истец и российский ответчик (или наоборот) заключить не противоречащее законодательству РФ соглашение, именуемое по терминологии МЧП дерогационным, об изъятии такого уровня дела из компетенции мирового судьи и передать его на рассмотрение избранному или зарубежному суду с учетом его компетенции. Грамматическое и смысловое толкование норм ГПК РФ позволяет обосновывать и защищать возможность положительного ответа на поставленный вопрос.

Комментирование разновидностей подсудности было ограничено рамками национального российского законодательства, регулирующего границы полномочий судов по рассмотрению дел цивилистического содержания, осложненных наличием каких-либо иностранных элементов

При этом принимались во внимание известные мировой юриспруденции критерии, с учетом и под влиянием которых происходит определение компетенции органов правосудия разных стран, т.е. формируется система международной подсудности (гражданство, место пребывания сторон, нахождения спорного имущества, причинения вреда и т.п.)

Эффективным инструментом унификации или сближения национальных правил, регулирующих вопросы подсудности гражданских дел, устранение и смягчение противоречий между ними, формирование стабильного порядка взаимосвязей органов правосудия различных государств, являются международные многосторонние конвенции или соглашения и двусторонние договоры, содержащие согласованные подходы к разрешению указанных проблем.

Естественным и, более того, обязательным продолжением комментариев к статьям ГПК РФ должно быть раскрытие возможных корректировок границ компетенции российских судов по делам с иностранным элементом, вытекающих из тех международных актов с участием РФ, где есть процессуальные положения соответствующего содержания. Они присутствуют в немалом количестве таких актов, но главным образом в тех, которые традиционно называют конвенциями или договорами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, хотя это не всегда точно, когда речь идет о конкретных актах. Так, договор РФ с КНР назван договором о правовой помощи по гражданским делам, а в ч. 3 ст. 1 разъяснено, что термин «гражданские дела» включает также дела торговые, брачно-семейные и трудовые.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий