Статья 413 ГПК РФ. Признание решений иностранных судов

Судебная практика по ст. 10 ГПК РФ

Открытость и гласность судопроизводства, своевременное, квалифицированное, объективное информирование общества о деятельности судов общей юрисдикции (далее — суды) способствуют повышению уровня правовой осведомленности о судоустройстве и судопроизводстве, являются гарантией справедливого судебного разбирательства, а также обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти. Открытое судебное разбирательство является одним из средств поддержания доверия общества к суду.

В целях обеспечения открытости и гласности судопроизводства, доступа граждан, организаций, общественных объединений, органов государственной власти и органов местного самоуправления, представителей редакций средств массовой информации (журналистов) к информации о деятельности судов при рассмотрении гражданских дел, дел об административных правонарушениях и уголовных дел Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 9 и 14 Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения

Скачать:

Дополнительный комментарий к ст. 404 ГПК РФ

Недопустимость изменения места рассмотрения конкретным российским судом ряда гражданских дел вследствие соглашения сторон правового конфликта предусмотрена нормами ст. 32 и ч. 2 ст. 404 ГПК РФ. Эти императивного характера правила действуют независимо от персонального состава юридически заинтересованных субъектов применительно к делам, указанным в ст. 26 (компетенция судов на уровне субъектов Федерации), ст. 27 (компетенция Верховного Суда РФ), ст. 30 (исключительная подсудность), а для споров, где выступают иностранные граждане или организации, еще добавлена ст. 403 (исключительная подсудность с участием иностранных лиц) ГПК РФ 2002 г.

Правда, нет формального запрещения контрагентам заключать соглашения о перенесении рассмотрения перечисленных в упомянутых статьях Кодекса дел в какой-либо зарубежный суд. Но если этот суд, не зная или игнорируя российское национальное право, вынесет решение по существу конфликта, то такое решение не приобретет на территории России никакой юридической силы (п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ). Однако затруднительно ввиду большого разнообразия иностранных процессуальных систем быть абсолютно уверенным в том, что оно будет равным образом ничтожным в любой третьей стране.

Статьи, перечисленные в ч. 2 ст. 404 Кодекса, намечают круг дел, подлежащих разрешению только российскими судами. Но в этом перечне нет ссылки на ст. ГПК РФ, снабженную заголовком «Гражданские дела, подсудные мировому судье». К их числу отнесены дела по спорам, которые в связи со значительным экономическим расслоением нашего населения могут оказаться крайне сложными по содержанию и крупными по размерам взаимных материальных претензий например, дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества без ограничения цены иска или определении порядка пользования имуществом независимо от его состава и места нахождения.

Естественно, возникает вопрос о том, могут ли иностранный истец и российский ответчик (или наоборот) заключить не противоречащее законодательству РФ соглашение, именуемое по терминологии МЧП дерогационным, об изъятии такого уровня дела из компетенции мирового судьи и передать его на рассмотрение избранному или зарубежному суду с учетом его компетенции. Грамматическое и смысловое толкование норм ГПК РФ позволяет обосновывать и защищать возможность положительного ответа на поставленный вопрос.

Комментирование разновидностей подсудности было ограничено рамками национального российского законодательства, регулирующего границы полномочий судов по рассмотрению дел цивилистического содержания, осложненных наличием каких-либо иностранных элементов

При этом принимались во внимание известные мировой юриспруденции критерии, с учетом и под влиянием которых происходит определение компетенции органов правосудия разных стран, т.е. формируется система международной подсудности (гражданство, место пребывания сторон, нахождения спорного имущества, причинения вреда и т.п.)

Эффективным инструментом унификации или сближения национальных правил, регулирующих вопросы подсудности гражданских дел, устранение и смягчение противоречий между ними, формирование стабильного порядка взаимосвязей органов правосудия различных государств, являются международные многосторонние конвенции или соглашения и двусторонние договоры, содержащие согласованные подходы к разрешению указанных проблем.

Естественным и, более того, обязательным продолжением комментариев к статьям ГПК РФ должно быть раскрытие возможных корректировок границ компетенции российских судов по делам с иностранным элементом, вытекающих из тех международных актов с участием РФ, где есть процессуальные положения соответствующего содержания. Они присутствуют в немалом количестве таких актов, но главным образом в тех, которые традиционно называют конвенциями или договорами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, хотя это не всегда точно, когда речь идет о конкретных актах. Так, договор РФ с КНР назван договором о правовой помощи по гражданским делам, а в ч. 3 ст. 1 разъяснено, что термин «гражданские дела» включает также дела торговые, брачно-семейные и трудовые.

Комментарии нормы ч. 3 ст. 409 ГПК

Нормы ч. 3 ст. 409 ГПК РФ применимы к тем актам заграничных судов, при полном или частичном неисполнении которых должником в добровольном порядке необходимо прибегать к мерам государственного принуждения. Если заявитель заинтересован только в признании юридической значимости подобных актов, то для этого установлен несколько иной процессуальный регламент.

Обзор двусторонних договоров о правовой помощи СССР и РФ со многими странами, действующих в Российской Федерации, позволяет констатировать, что согласно повторяющейся в таких документах стандартной формулировке иностранное решение становится юридически полноценным в плане его исполнения после вступления в законную силу. Однако это не вполне однозначно по отношению к решениям судов государств — участников Минской конвенции 1993 г. Из текста подп. «а» ч. 2 ст. 53 Конвенции следует, что исключение предусмотрено для решений, подлежащих немедленному исполнению согласно национальному законодательству страны, где оно постановлено. Исключения можно обнаружить и в двусторонних договорах. Например, сразу исполняются решения польских судов по искам о взыскании алиментов (п. 1 ст. 53 Договора).

Такая особенность должна быть удостоверена официальным документом или аргументированно обоснована непосредственно в самом решении (п. 2 ч. 2 ст. 411 ГПК). Аналогичного уровня подтверждение всегда необходимо для удостоверения факта наделения иностранного судебного решения качеством законной силы. Это особенно актуально на современном этапе, когда в национальных правовых системах происходят изменения судоустройства и судопроизводства, от которых нередко зависит трактовка содержания понятия законной силы или приравниваемых к ней конструкций.

Часть 3 ст. 409 ГПК РФ устанавливает трехлетний срок для обращения иностранного решения к принудительному исполнению с момента его вступления в законную силу. Аналогичен по смыслу, хотя и иначе стилистически изложен п. 2 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве» 1997 г. Исполнительный лист взыскатель может получить согласно правилам ст. 428 ГПК РФ. Однако время получения такого документа на упомянутый трехлетний период не влияет.

Восстановление российским судом срока на предъявление правоприменительного акта зарубежного суда к исполнению возможно, если просрочка действий заявителя оправдывается уважительными причинами. Процедуру восстановления регламентируют нормы ст. ГПК РФ. Это одно из проявлений распространения на иностранных лиц, обычно выступающих в роли взыскателей, принципа национального режима в сфере отправления правосудия.

Комментарий к Статье 42 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья определяет порядок вступления в дело, права и обязанности третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)

8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)

8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Анализ положений комментируемой статьи позволяет сделать вывод о том, что третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, могут вступить в дело на любой стадии судопроизводства, но до принятия судебного постановления.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, пользуются правами и несут обязанности истца, т.е. на них распространяется действие статьи 39 ГПК РФ.

В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба.

При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала.

Под рассмотрением дела с самого начала необходимо понимать рассмотрение дела с момента подготовки дела к судебному разбирательству, если третье лицо вступило в дело на этой стадии, либо рассмотрение дела с начала судебного разбирательства, если третье лицо вступило в дело на стадии судебного разбирательства.

Пунктом 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 “О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству” (ред. от 9 февраля 2012 г.) разъяснено, что “закон допускает вступление в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, до вынесения судебного постановления судом первой инстанции (часть 1 статьи 42 ГПК РФ). Разрешая при подготовке дела к судебному разбирательству вопрос об участии этих лиц в процессе, судья выносит определение о признании их третьими лицами или об отказе в признании их третьими лицами. При вступлении в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, подготовку дела следует проводить с самого начала, поскольку они пользуются всеми правами и несут все обязанности истцов” .
——————————– Российская газета. 2008. N 140.

Отказывая в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ш.Е.Н. на нарушение ее конституционных прав ч. 1 ст. 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Конституционный Суд РФ в Определении от 23 апреля 2013 г. N 586-О указал следующее: “В соответствии с частью первой статьи 42 ГПК Российской Федерации третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. В отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба.

Как следует из содержания оспариваемого законоположения, подача лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора, заявления о вступлении в дело не предполагает обязанность суда, рассматривающего данное дело, во всех случаях удовлетворять такое заявление. Вопрос о привлечении к участию в деле третьих лиц разрешается судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств и характера заявленных требований. Соответственно, часть первая статьи 42 ГПК Российской Федерации, предусматривающая право, а не обязанность суда удовлетворять заявление лица о вступлении в дело в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, будучи обусловленной принципом судейского руководства процессом, призвана обеспечить правильное и своевременное рассмотрение и разрешение дел. При этом в силу части первой статьи 3, части четвертой статьи 13 ГПК Российской Федерации заинтересованные лица, если они полагают нарушенными какие-либо свои права, свободы или законные интересы, не лишены возможности обратиться в суд с иском в общем порядке.

Таким образом, нет оснований полагать, что частью первой статьи 42 ГПК Российской Федерации были нарушены конституционные права заявительницы” .
——————————– Определение Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2013 г. N 586-О.

Статья 417 ГПК РФ — Отказ в признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей)

1. В признании и исполнении решения иностранного третейского суда (арбитража) может быть отказано:

1) по просьбе стороны, против которой оно направлено, если эта сторона представит компетентному суду, в котором испрашиваются признание и исполнение, доказательство того, что:

одна из сторон арбитражного соглашения была в какой-либо мере недееспособна или это соглашение недействительно в соответствии с законом, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого доказательства — в соответствии с законом страны, в которой решение было принято;

сторона, против которой принято решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве либо по другим причинам не могла представить доказательства, либо решение принято по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения. В случае, если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, не охватываемым таким соглашением, часть решения суда, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, может быть признана и исполнена;

состав третейского суда или арбитражное разбирательство не соответствовали арбитражному соглашению либо в отсутствие такового не соответствовали закону страны, в которой имел место иностранный третейский суд (арбитраж);

решение еще не стало обязательным для сторон, или было отменено, или его исполнение было приостановлено судом страны, в которой или в соответствии с законом которой оно было принято;

2) если суд установит, что спор не может быть предметом арбитражного разбирательства в соответствии с федеральным законом или признание и исполнение этого решения иностранного третейского суда (арбитража) противоречат публичному порядку Российской Федерации.

2. В случае, если в суде заявлено ходатайство об отмене или о приостановлении исполнения решения иностранного третейского суда (арбитража), суд, в котором испрашиваются признание и исполнение, может отложить принятие своего решения, если сочтет это надлежащим.

3. В признании и исполнении решения иностранного третейского суда (арбитража) может быть отказано по основаниям, предусмотренным Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 года N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Комментарий к статье 413 ГПК РФ

1. Не все судебные акты по своему характеру требуют принудительного исполнения. Некоторые решения, например, об установлении фактов, имеющих юридическое значение, о расторжении брака, о признании гражданина недееспособным признаются в Российской Федерации без какого-либо дальнейшего производства. Через признание иностранного судебного решения государство, распространяя действие иностранного решения на собственную территорию, выражает свое отношение к нему как к юридическому факту, с которым связывается возникновение, изменение или прекращение установленных иностранным судом правоотношений. При этом иностранное решение фактически наделяется такими же юридическими качествами, как и судебные акты признающего государства.

Общие основания для признания и для приведения в исполнение в России иностранных решений совпадают. Это допустимо, когда соответствующая возможность предусмотрена международным договором либо законом. В частности, виды не требующих принудительного исполнения судебных актов, которые подлежат признанию в РФ, перечислены в ст. 415 ГПК (см. комментарий к ней).

Вместе с тем, порядок признания и порядок принудительного исполнения в России иностранных решений существенно отличаются. Требующие принудительного исполнения иностранные решения по общему правилу приобретают в РФ свойство исполнимости лишь с момента вынесения компетентным российским судом соответствующего определения. Не требующие принудительного исполнения решения, если это предусмотрено законом или международным договором, признаются в силу факта их вынесения и вступления в силу. Однако по требованию заинтересованного лица российским судом в соответствии со ст. 413 ГПК может быть вынесено определение об отказе в признании иностранного решения. В то же время, в порядке ст. 413 ГПК не могут быть заявлены возражения против признания судебных актов, требующих принудительного исполнения.

_______________
См., напр.: Определение ВС РФ от 27 апреля 2010 года N 44-Г10-18
2. Под заинтересованным лицом, указанным в ч.2 ст. 413 ГПК, подразумевается любой субъект, права и обязанности которого затрагиваются иностранным решением. На практике с такими заявлениями нередко обращаются, например, органы Пенсионного фонда РФ, которые возражают против признания решений об установлении иностранными судами юридических фактов, служащих основаниями для назначения пенсии в РФ, либо наследники, к уменьшению доли которых может привести признание иностранного решения.

Возражения против признания иностранных решений подлежат рассмотрению судом областного уровня в субъекте РФ по месту жительства либо местонахождению заинтересованного лица (см. комментарий к ст. 410 ГПК). Пропуск установленного ч.2 ст. 413 ГПК месячного срока для обращения в суд с возражениями может выступить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении возражений и вынесения определения об отказе в признании иностранного решения. В то же время, пропущенный по уважительной причине срок для обращения в суд с возражениями может быть восстановлен в порядке статьи 112 ГПК РФ.

3. Несмотря на то, что в ч.3 комментируемой статьи прямо указано только на необходимость извещения заявителя, в силу принципов состязательности и равноправия сторон о времени и месте разбирательства возражений должно быть также уведомлено лицо, по заявлению которого было принято решение иностранного суда.

4. По итогам рассмотрения возражений заинтересованного лица судом выносится определение либо об отказе в признании на территории РФ решения иностранного суда, либо об отклонении требований заявителя. Как и в случае рассмотрения заявлений об исполнении иностранных решений, такое определение выносится в совещательной комнате по правилам ст. 224 ГПК и является самостоятельным объектом обжалования. По содержанию оно должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к определениям суда, которые закреплены в ст. 225 ГПК.

Как и определение по вопросу об исполнении иностранного решения, определение по результатам рассмотрения возражений против признания иностранного решения в целях обеспечения права на обжалование в течение трех дней с момента вынесения направляется всем участникам разбирательства. Пропущенный по уважительной причине срок на обращение с жалобой подлежит восстановлению по правилам ст. 112 ГПК.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий

тринадцать − 8 =

Adblock
detector