Статья 398 ГПК РФ. Процессуальные права и обязанности иностранных лиц

Дополнительный комментарий к ст. 404 ГПК РФ

Недопустимость изменения места рассмотрения конкретным российским судом ряда гражданских дел вследствие соглашения сторон правового конфликта предусмотрена нормами ст. 32 и ч. 2 ст. 404 ГПК РФ. Эти императивного характера правила действуют независимо от персонального состава юридически заинтересованных субъектов применительно к делам, указанным в ст. 26 (компетенция судов на уровне субъектов Федерации), ст. 27 (компетенция Верховного Суда РФ), ст. 30 (исключительная подсудность), а для споров, где выступают иностранные граждане или организации, еще добавлена ст. 403 (исключительная подсудность с участием иностранных лиц) ГПК РФ 2002 г.

Правда, нет формального запрещения контрагентам заключать соглашения о перенесении рассмотрения перечисленных в упомянутых статьях Кодекса дел в какой-либо зарубежный суд. Но если этот суд, не зная или игнорируя российское национальное право, вынесет решение по существу конфликта, то такое решение не приобретет на территории России никакой юридической силы (п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ). Однако затруднительно ввиду большого разнообразия иностранных процессуальных систем быть абсолютно уверенным в том, что оно будет равным образом ничтожным в любой третьей стране.

Статьи, перечисленные в ч. 2 ст. 404 Кодекса, намечают круг дел, подлежащих разрешению только российскими судами. Но в этом перечне нет ссылки на ст. ГПК РФ, снабженную заголовком «Гражданские дела, подсудные мировому судье». К их числу отнесены дела по спорам, которые в связи со значительным экономическим расслоением нашего населения могут оказаться крайне сложными по содержанию и крупными по размерам взаимных материальных претензий например, дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества без ограничения цены иска или определении порядка пользования имуществом независимо от его состава и места нахождения.

Естественно, возникает вопрос о том, могут ли иностранный истец и российский ответчик (или наоборот) заключить не противоречащее законодательству РФ соглашение, именуемое по терминологии МЧП дерогационным, об изъятии такого уровня дела из компетенции мирового судьи и передать его на рассмотрение избранному или зарубежному суду с учетом его компетенции. Грамматическое и смысловое толкование норм ГПК РФ позволяет обосновывать и защищать возможность положительного ответа на поставленный вопрос.

Комментирование разновидностей подсудности было ограничено рамками национального российского законодательства, регулирующего границы полномочий судов по рассмотрению дел цивилистического содержания, осложненных наличием каких-либо иностранных элементов

При этом принимались во внимание известные мировой юриспруденции критерии, с учетом и под влиянием которых происходит определение компетенции органов правосудия разных стран, т.е. формируется система международной подсудности (гражданство, место пребывания сторон, нахождения спорного имущества, причинения вреда и т.п.)

Эффективным инструментом унификации или сближения национальных правил, регулирующих вопросы подсудности гражданских дел, устранение и смягчение противоречий между ними, формирование стабильного порядка взаимосвязей органов правосудия различных государств, являются международные многосторонние конвенции или соглашения и двусторонние договоры, содержащие согласованные подходы к разрешению указанных проблем.

Естественным и, более того, обязательным продолжением комментариев к статьям ГПК РФ должно быть раскрытие возможных корректировок границ компетенции российских судов по делам с иностранным элементом, вытекающих из тех международных актов с участием РФ, где есть процессуальные положения соответствующего содержания. Они присутствуют в немалом количестве таких актов, но главным образом в тех, которые традиционно называют конвенциями или договорами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, хотя это не всегда точно, когда речь идет о конкретных актах. Так, договор РФ с КНР назван договором о правовой помощи по гражданским делам, а в ч. 3 ст. 1 разъяснено, что термин «гражданские дела» включает также дела торговые, брачно-семейные и трудовые.

Комментарий к ст. 398 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

1. В ст. 46 Конституции закреплено право граждан на обращение в суд за защитой своих нарушенных прав. Это право универсально, гарантируется гражданам Российской Федерации, иностранным гражданам, объединениям граждан, лицам без гражданства.

Также конституционно устанавливается (ст. 62 Конституции) возможность иностранных граждан и лиц без гражданства пользоваться в Российской Федерации правами и нести обязанности наравне с российскими гражданами.

ФЗ от 31.05.2002 N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (в ред. от 12.11.2012) (ст. 3) и ФЗ 25.07.2002 N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (в ред. от 30.12.2012) (ст. 2) содержат похожие определения понятия «иностранный гражданин». Статья 2 последнего ФЗ указывает, что иностранный гражданин — физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Именно в наличии доказательств гражданства иностранного государства состоит отличие в понимании данного термина в указанных ФЗ. Правовой статус иностранного гражданина становится юридически признанным только тогда, когда тому есть определенное подтверждение.

2. Гражданские процессуальные права и обязанности иностранных лиц закреплены в ст. 35 ГПК. Они пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации. Это правило изложено также в ст. 1 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между государствами — членами Содружества Независимых Государств 1993 г. В Конвенции детально закрепляется право граждан каждой из договаривающейся сторон в отношении своих личных и имущественных прав на пользование такой же правовой защитой, как и собственные граждане данной договаривающейся стороны, а также других лиц, проживающих на ее территории. Они имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, иные учреждения других договаривающихся сторон, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной договаривающейся стороны.

Нормативное разрешение права иностранным лицам обращаться в суды РФ для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов означает предоставление им национального режима. Последнее, в свою очередь, также означает, что на них распространяются нормы российского процессуального законодательства о правоспособности и дееспособности, о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле, о судебных расходах и т.д.

Об иностранных лицах как субъектах гражданских процессуальных правоотношений можно говорить только тогда, когда они признаны носителями процессуальных прав и обязанностей, наделены процессуальной правоспособностью и обладают процессуальной дееспособностью.

3. Суд, рассматривая споры с участием иностранных лиц, осуществляет процессуальную деятельность в рамках национального процессуального законодательства. Однако в ст. 11 ГПК содержится исключение, согласно которому суд в соответствии с ФЗ или международным договором РФ при разрешении дел применяет нормы иностранного права.

4. В ч. 4 ст. 398 ГПК содержится правило о возможном установлении Правительством РФ ответных ограничений (реторсий) в отношении иностранных граждан. В данном случае следует говорить о проявлении принципа взаимности.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ N 58-КГ17-23

Требование: О признании незаконным решения органа Пенсионного фонда РФ, обязании продлить выплату страховой пенсии по случаю потери кормильца.

Обстоятельства: Оспариваемым решением заявителю было отказано в продлении выплаты страховой пенсии по случаю потери кормильца в связи с тем, что в представленной им справке об обучении отсутствуют сведения об учебе по основным образовательным программам и что им не представлен документ, подтверждающий направление его на обучение в иностранное образовательное учреждение, расположенное за пределами РФ, в соответствии с международными договорами РФ.

Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда сделан без учета правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 27.11.2009 N 18-П.

Отказ в исполнении судебного поручения

В п. 2 ч. 2 ст. 407 ГПК РФ изложена еще одна причина отказа, а именно исполнение поручения не входит в компетенцию суда. Имеется в виду компетенция судов общей юрисдикции с учетом разграничения границ подведомственных им дел от дел, отнесенных к компетенции судов арбитражных. Значит, суды общей юрисдикции исполняют поручения только по гражданским делам, которые они уполномочены рассматривать по существу.

На вопрос о том, как суду при обнаружении неподведомственного ему поручения действовать дальше, прямого ответа ст. 407 ГПК РФ не дает. Но ответ есть в п. 2 ст. 8 Минской конвенции 1993 г. и многочисленных двусторонних международных договорах РФ о правовой помощи. Везде одинаковые редакционно или по смыслу формулировки: если запрашиваемое учреждение не компетентно исполнить поручение, оно адресует его компетентному учреждению с уведомлением об этом запрашивающего учреждения. Например, п. 2 ст. 8 Договора с Эстонией гласит: «Если учреждение юстиции, к которому обращено поручение, не компетентно его исполнить, оно пересылает поручение компетентному органу юстиции…».

Итак, когда поручение связано с гражданским делом, применение п. 2 ч. 2 ст. 407 ГПК РФ должно приводить не к полному и необратимому отказу предоставить правовую помощь, а к переадресовке поручения надлежащему суду, в том числе арбитражному. Иной вариант просто некорректен и противоречит широко признаваемой идее международной вежливости. Об отклонении поручения по мотиву отсутствия у суда компетентности не упоминают ни Минская конвенция 1993 г. (ст. 19), ни двусторонние договоры РФ о правовых контактах с зарубежными судами.

Отдельные международные документы формулируют дополнительные мотивы, препятствующие оказанию правовой помощи. Так, п. 11 Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г. позволяет отказать в исполнении поручения также, «если подлинность документа не установлена». Смысл нормы неясен, текст допускает различные толкования, одно из которых презюмирует возможность замены подозрительной бумаги безупречным документом с продолжением или возобновлением процедуры помощи.

Российские суды при необходимости получения юридической помощи от зарубежных судов действуют аналогичными методами. Однако могут быть сложности при выборе адресата, поскольку структуры органов правосудия в иностранных государствах достаточно разнообразны.

Комментарий к статье 396 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

1. Комментируемый Кодекс не регламентирует подготовку дела к его рассмотрению в судебном заседании. Вместе с тем такая работа проводится. Судья проверяет заявление, представление на предмет выявления:

— имеются ли вновь открывшиеся и новые обстоятельства;

— не истек ли установленный срок (три месяца) для подачи заявления или представления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся и новым обстоятельствам;

— представлены ли доказательства наличия вновь открывшихся и новых обстоятельств (копии приговоров, вступивших в законную силу, иные доказательства) и т.д.

Затем судья назначает время и место рассмотрения заявления, представления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся и новым обстоятельствам.

Поскольку заявление о пересмотре судебного постановления, вступившего в законную силу, по вновь открывшимся и новым обстоятельствам рассматривается в судебном заседании, то о времени и месте слушания дела должны быть извещены лица, участвующие в деле. Извещение лиц, участвующих в деле, осуществляется по правилам, установленным в общей части ГПК РФ (см. комментарий к гл. 10 ГПК РФ).

Гражданский процессуальный кодекс РФ не предусматривает регламент проведения судебного заседания по рассмотрению заявления, представления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся и новым обстоятельствам. Статья 396 Кодекса лишь указывает на то, что неявка извещенных лиц, участвующих в деле, не препятствует рассмотрению заявления.

Статьи 7, 396 ГПК РФ не определяют, как должно рассматриваться дело — коллегиально или единолично. Очевидно, в соответствии со ст. 7 Кодекса пересмотр по вновь открывшимся и новым обстоятельствам в судах первой инстанции осуществляется судьями этих судов единолично или, в предусмотренных федеральным законом случаях, — коллегиально (исходя из того, в каком составе дело рассматривалось первоначально). Если пересмотр осуществляется в апелляционном суде, то дело разрешается единолично судьей соответствующего суда. Гражданские дела в судах кассационной и надзорной инстанций рассматриваются коллегиально, поэтому и рассмотрение заявления о пересмотре по вновь открывшимся и новым обстоятельствам осуществляется коллегиально.

2. При рассмотрении заявления о пересмотре судебных постановлений, вступивших в законную силу, по вновь открывшимся и новым обстоятельствам должно быть установлено:

— имеют ли место вновь открывшиеся и новые обстоятельства, перечисленные в ч. 2 ст. 392 ГПК РФ как основания для пересмотра;

— располагает ли суд доказательствами существования данных обстоятельств;

— не истек ли срок предъявления заявления, представления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся и новым обстоятельствам и т.д.

Закон не говорит о праве лица, участвующего в деле и явившегося в судебное заседание, дать объяснение. Однако очевидно, что лицо, участвующее в деле, должно обладать таким правом.

В результате рассмотрения заявления, представления суд либо выносит определение об удовлетворении заявления о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся и новым обстоятельствам и отменяет решение, определение суда, либо отказывает в пересмотре указанного постановления.

Комментарий к статье 398 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

1. На иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранные и международные организации распространяется национальный режим, т.е. они пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями, в том числе имеют право на обращение в суд. Так, п. 13 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации» определение судьи об отказе в приеме искового заявления гражданина Германии о возмещении вреда, связанного с повреждением здоровья, было отменено. В определении Верховного Суда РФ указывалось, что в соответствии со ст. 433 ГПК РСФСР (ст. 398 ГПК РФ) иностранные граждане имеют равные процессуальные права с гражданами России и они вправе обращаться в суды Российской Федерации за защитой своих прав и интересов. То обстоятельство, что истец является гражданином Германии, с которой у Российской Федерации нет договора о правовой помощи, в данном случае значения не имеет, поскольку право Якобсона на обращение в суд предусмотрено ГПК РСФСР. Иск о возмещении ущерба, причиненного повреждением здоровья, подведомствен суду, иск предъявлен с соблюдением правил о подсудности. Отказ в принятии искового заявления не основан на законе.

——————————— Бюллетень ВС РФ. 1994. N 7.

2. Наряду с ГПК РФ производство по делам с участием иностранных лиц регулируется и международными договорами, в которых участвует Российская Федерация. Так, Российская Федерация является участницей Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г. , Гаагской конвенции 1961 г., отменяющей требования легализации иностранных официальных документов, Венских конвенций о дипломатических сношениях 1961 г. и о консульских сношениях 1963 г. , Гаагской конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и коммерческим делам 1965 г. , Минской конвенции стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., а также многосторонних и двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

——————————— См.: Сборник международных договоров о взаимной правовой помощи по гражданским и уголовным делам. М., 1988. См.: Сборник международных договоров СССР. Вып. XLV. М., 1991. С. 124. Вестник ВАС РФ. 2000. N 10 (спец. приложение).

Основным положением таких договоров является взаимное право граждан и организаций государств-участников свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, нотариальные конторы, иные учреждения другой договаривающейся стороны, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, выступать в них, возбуждать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, как и собственные граждане (см., например, Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступивший в силу 29 марта 1995 г.).

На иностранных лиц распространяются нормы ГПК РФ и других федеральных законов, иностранные граждане могут быть освобождены от уплаты судебных расходов, могут вести дела лично или через представителей и т.д. Правовое положение иностранных граждан регулируется Федеральным законом от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации». Согласно Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. консул может представлять граждан своего государства без специальных полномочий — без доверенности.

В соответствии со ст. 2 Минской конвенции граждане каждой из договаривающихся сторон и лица, проживающие на их территории, освобождаются от уплаты и возмещения судебных и нотариальных пошлин и издержек, а также пользуются бесплатной юридической помощью на тех же условиях, что и собственные граждане.

3. Возможность ответных ограничений (реторсий), предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи, — исключительная мера, и она не означает предоставления иностранным лицам гражданских процессуальных прав под условием взаимности. Российские суды не имеют права требовать от иностранного гражданина подтверждения того, что в государстве, гражданином которого он является, российским гражданам предоставляются процессуальные права наравне с гражданами этого государства.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий