Статья 411 ГПК РФ. Содержание ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда

Статья 411. Содержание ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда

1. Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда должно содержать:

  • 1) наименование взыскателя, его представителя, если ходатайство подается представителем, указание их места жительства, а в случае, если взыскателем является организация, указание места ее нахождения;
  • 2) наименование должника, указание его места жительства, а если должником является организация, указание места ее нахождения;
  • 3) просьбу взыскателя о разрешении принудительного исполнения решения или об указании, с какого момента требуется его исполнение.

В ходатайстве могут быть указаны и иные сведения, в том числе номера телефонов, факсов, адреса электронной почты, если они необходимы для правильного и своевременного рассмотрения дела.

2. К ходатайству прилагаются документы, предусмотренные международным договором Российской Федерации, а если это не предусмотрено международным договором, прилагаются следующие документы:

  • 1) заверенная иностранным судом копия решения иностранного суда, о разрешении принудительного исполнения которого возбуждено ходатайство;
  • 2) официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, если это не вытекает из текста самого решения;
  • 3) документ об исполнении решения, если оно ранее исполнялось на территории соответствующего иностранного государства;
  • 4) документ, из которого следует, что сторона, против которой принято решение и которая не принимала участие в процессе, была своевременно и в надлежащем порядке извещена о времени и месте рассмотрения дела;
  • 5) заверенный перевод указанных в пунктах 1 – 3 настоящей части документов на русский язык.

3. Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается в открытом судебном заседании с извещением должника о времени и месте рассмотрения ходатайства. Неявка без уважительной причины должника, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению ходатайства. В случае, если должник обратился в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения ходатайства и эта просьба признана судом уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом должника.

4. Выслушав объяснения должника и рассмотрев представленные доказательства, но не пересматривая решение иностранного суда по существу, суд выносит определение о принудительном исполнении решения иностранного суда или об отказе в этом.

5. В случае, если у суда при решении вопроса о принудительном исполнении возникнут сомнения, суд может запросить у лица, возбудившего ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда, объяснение, а также опросить должника по существу ходатайства и в случае необходимости затребовать разъяснение иностранного суда, принявшего решение.

6. Если в иностранном суде находится на рассмотрении заявление об отмене или о приостановлении исполнения решения иностранного суда, суд, в котором рассматривается ходатайство о принудительном исполнении этого решения, может по ходатайству одной из сторон отложить рассмотрение ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда.

7. В случае, указанном в части шестой настоящей статьи, суд, в котором рассматривается ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда, по ходатайству стороны, обратившейся с ходатайством о принудительном исполнении решения иностранного суда, может обязать другую сторону предоставить надлежащее обеспечение по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.

8. Если в случае, указанном в части шестой настоящей статьи, рассмотрение ходатайства о принудительном исполнении решения иностранного суда было отложено, после разрешения иностранным судом заявления об отмене или о приостановлении исполнения решения иностранного суда суд, в котором рассматривается ходатайство о принудительном исполнении этого решения, разрешает указанное ходатайство с учетом вынесенного иностранным судом судебного акта в соответствии с международными договорами Российской Федерации и федеральными законами.

9. На основании решения иностранного суда и вступившего в законную силу определения суда о принудительном исполнении этого решения выдается исполнительный лист, который направляется лицу, в пользу которого вынесено это решение.

Комментарии статьи 408 ГПК РФ в действующей редакции

При рассмотрении российскими судами общей юрисдикции дел, где заинтересованными участниками выступают иностранные лица, а также проживающие за границей граждане РФ, апатриды, беженцы, для установления фактов, правоотношений, юридического статуса субъектов процесса, других различных обстоятельств нередко необходимы документы, которые могут быть получены только из зарубежных стран.

Речь идет о документах, относящихся к классу официальных, т.е. выдаваемых, составляемых или удостоверяемых иностранными органами власти, управления, юстиции с соблюдением правил своего национального законодательства, что должно быть надлежащим образом подтверждено. Этого обычно не требуется, когда бумаги исходят от частных лиц: договоры, акты принятия товаров по количеству и качеству, рекламации, претензии, деловая переписка и т.п.

Судебная практика по ст. 391.11 ГПК РФ

Определение Конституционного Суда РФ N 1598-О

В силу правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П, предусмотренное статьей 391.11 ГПК Российской Федерации правомочие Председателя Верховного Суда Российской Федерации или его заместителя в целях устранения фундаментальных нарушений норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на законность обжалуемых судебных постановлений и лишили участников спорных материальных или процессуальных правоотношений возможности осуществления прав, гарантированных настоящим Кодексом, в том числе права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, либо существенно ограничили эти права, по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора внести в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора осуществляется с соблюдением общих правил, предусмотренных главой 41.1 данного Кодекса, регламентирующей процедуру производства в суде надзорной инстанции.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что по смыслу норм процессуального законодательства, регулирующих производство по обжалованию судебных постановлений, вступивших в законную силу, объектом пересмотра в порядке надзора являются судебные постановления, вынесенные по итогам рассмотрения дела по существу, либо промежуточные определения суда по вопросам, имеющим значение для движения дела. Определение же судьи суда кассационной инстанции выносится в процедуре предварительного рассмотрения кассационной жалобы (представления прокурора), в которой судья, не рассматривая дело по существу, решает лишь вопрос о наличии оснований для передачи кассационной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в суд кассационной инстанции. Какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности участвующих в деле лиц, при этом не выносится.

Таким образом, поскольку статья 391.11 ГПК Российской Федерации не предусматривает возможность обжалования Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю определения судьи суда кассационной инстанции об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, постольку дата вынесения такого определения не может считаться датой начала течения срока, в течение которого заинтересованные лица вправе обратиться к Председателю Верховного Суда Российской Федерации или его заместителю с соответствующей жалобой, а потому часть вторая статьи 391.11 ГПК Российской Федерации также не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ N 11-КГ18-17

Обстоятельства: Определением отказано в восстановлении пропущенного срока на подачу кассационной жалобы, так как у заявителя отсутствовали обстоятельства, объективно препятствующие ему подать кассационную жалобу в более ранние сроки.

Решение: Определение отменено. Восстановлен пропущенный процессуальный срок на подачу кассационной жалобы, поскольку первоначально жалоба была подана заявителем в установленный срок, на момент окончания которого жалоба с приложенными к ней документами находилась в суде кассационной инстанции, возвращение жалобы имело место по истечении названного срока, заявитель по обстоятельствам, не зависящим от него, был лишен возможности исправить недостатки жалобы и повторно обратиться в суд кассационной инстанции до истечения срока на кассационное обжалование.

Частью 4 статьи ГПК РФ, действовавшей на момент обращения с заявлением о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы и рассмотрения его судом первой инстанции, было предусмотрено, что заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного частью 2 статьи , частью 2 статьи 391.2 и частью 2 статьи 391.11 ГПК РФ, подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским делам

Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (далее — Конвенция 1970 г.) совершена в Гааге 18 марта 1970 г. К числу главных целей, которые ставили перед собой учредители, относятся упрощение порядков направления и исполнения судебных поручений, сближение соответствующих национальных процедур, расширение сотрудничества между органами правосудия. Для государств — участников Конвенции 1970 г. утратили силу ст. ст. 8 — 16 Гаагской конвенции 1954 г.

Главное нормативное положение Конвенции 1970 г. сводится к наделению судов одного Договаривающегося Государства полномочием направлять судам другого Государства судебные поручения о закреплении конкретных доказательств с последующей передачей этих материалов запрашивающему суду. Информация в форме протоколов допросов и показаний определенных лиц по указанным в поручении обстоятельствам, документов, актов осмотра имущества, заключений экспертов должна быть предназначена только для уже начатых или реально планируемых процессов. Достаточную вероятность возникновения таких процессов надлежит определять исходя из норм национального законодательства (принятие предварительных обеспечительных мер и т.п.).

До обращения к процедуре получения доказательств из-за рубежа суд оценивает практическую необходимость такой информации для разрешения правового спора. При положительном выводе составляется судебное поручение, содержание которого должно послужить запрашиваемому суду надежным ориентиром для успешного выполнения запроса.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ N 58-КГ17-23

Требование: О признании незаконным решения органа Пенсионного фонда РФ, обязании продлить выплату страховой пенсии по случаю потери кормильца.

Обстоятельства: Оспариваемым решением заявителю было отказано в продлении выплаты страховой пенсии по случаю потери кормильца в связи с тем, что в представленной им справке об обучении отсутствуют сведения об учебе по основным образовательным программам и что им не представлен документ, подтверждающий направление его на обучение в иностранное образовательное учреждение, расположенное за пределами РФ, в соответствии с международными договорами РФ.

Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда сделан без учета правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 27.11.2009 N 18-П.

Дополнительный комментарий статьи

В ч. 2 комментируемой ст. 390 ГПК РФ установлены пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции:

  1. суд кассационной инстанции вправе проверять только законность обжалуемых судебных постановлений. Это связано с тем, что суд кассационной инстанции проверяет вступившие в законную силу судебные постановления, а кассация является, по сути, экстраординарным способом проверки судебных актов. Новые факты в суде кассационной инстанции не устанавливаются, новые доказательства не исследуются, поскольку для разрешения фактической стороны дела достаточно двух инстанций — первой и апелляционной.
  2. законность обжалуемых судебных актов проверяется в пределах доводов кассационных жалобы, представления.
  3. проверяются только те судебные акты или их части, которые обжалованы.

В интересах законности суд кассационной инстанции вправе проверить законность обжалуемых судебных постановлений и по другим основаниям, не указанным в кассационных жалобе, представлении, т.е. выйти за пределы доводов, изложенных в них. Интересы законности — весьма расплывчатая формулировка, имеющая оценочный характер, что приводило на практике к тому, что суды надзорной (теперь — кассационной) инстанции никогда не соблюдали пределов рассмотрения дела и всегда, если видели иные, не указанные в кассационных жалобе, представлении существенные нарушения норм материального или процессуального права, отменяли обжалуемые судебные акты.

Под интересами законности в данном контексте принято понимать сохранение законной силы судебного акта только за теми постановлениями, которые приняты в соответствии с нормами материального и процессуального права. Однако на уровне судебной практики целесообразно было бы дифференцировать подход к возможности выхода суда за пределы доводов кассационных жалобы, представления по делам, представляющим исключительно частный интерес (как правило, это дела искового производства), и по делам, представляющим публичный интерес (как правило, это дела, возникающие из публичных правоотношений и некоторые дела особого производства).

Обратите внимание!

В первом случае принцип диспозитивности должен преобладать, и от суда кассационной инстанции требуется особая внимательность при применении комментируемого положения. В то же время во втором случае выход за пределы доводов кассационных жалобы, представления в интересах законности не только желателен, но и необходим.

Также необходимо обратить внимание на разъяснения Верховного Суда РФ в отношении аналогичной нормы, содержащейся в прежней редакции комментируемой статьи. Верховный Суд РФ указал, что в соответствии с ч

1.1 настоящей статьи суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

В то же время если обжалуемая часть решения обусловлена другой его частью, которая не обжалуется заявителем, то эта часть решения также подлежит проверке судом надзорной инстанции независимо от наличия просьбы лица, подавшего жалобу.

В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи 390 ГПК РФ указания суда кассационной инстанции о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. Это правило направлено на интегрирование судебной практики, единообразное применение норм права. Следует отметить возрастающую роль судебной практики в правоприменительной деятельности судов общей юрисдикции. Судебная практика в последнее время фактически превратилась в самостоятельный источник права.

Повышение значимости судебной практики подтверждается появлением такого основания для пересмотра дела по новым обстоятельствам, как определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ (п. 5 ч. 4 ст. ГПК РФ). Таким образом, сохранение комментируемой нормы, несмотря на ее критику в теории гражданского процессуального права, представляется обоснованным.

Дополнительный комментарий

Иностранное государство пользуется в отношении себя и своего имущества юрисдикционными иммунитетами. Особенности применения юрисдикционных иммунитетов устанавливаются Федеральным законом «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации», который понимает под юрисдикционными иммунитетами иностранного государства и его имущества судебный иммунитет, иммунитет в отношении мер по обеспечению иска и иммунитет в отношении исполнения решения суда.

Так, судебный иммунитет — это обязанность суда Российской Федерации воздержаться от привлечения иностранного государства к участию в судебном процессе; иммунитет в отношении мер по обеспечению иска — обязанность суда Российской Федерации воздержаться от применения в отношении иностранного государства и имущества иностранного государства ареста и иных мер, обеспечивающих впоследствии рассмотрение спора и (или) исполнение решения суда; иммунитет в отношении исполнения решения суда — обязанность суда Российской Федерации или федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, воздержаться от обращения взыскания на имущество иностранного государства, принятия в отношении иностранного государства и его имущества иных мер в целях принудительного исполнения решения суда (статья 2 указанного Закона).

Таким образом, наибольший интерес в рамках комментария главы ГПК РФ о производстве по делам с участием иностранного государства представляют положения вышеуказанного Закона, устанавливающие случаи неприменения рассматриваемых иммунитетов. Во-первых, ст. 6 Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» предусматривает ряд случаев, при которых иностранное государство признается отказавшимся от судебного иммунитета. Во-вторых, по общему правилу, установленному ст. ст. 7 — 13 указанного Закона, судебный иммунитет иностранного государства не применяется в отношении:

  • споров, связанных с участием иностранного государства в гражданско-правовых сделках и (или) осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности;
  • трудовых споров;
  • споров, связанных с участием иностранного государства в юридических лицах или иных образованиях, не имеющих статуса юридического лица;
  • споров о правах на имущество;
  • споров о возмещении вреда;
  • споров, связанных с интеллектуальной собственностью;
  • споров, связанных с эксплуатацией судна.

Исключения также установлены и для иммунитета иностранного государства в отношении мер по обеспечению иска, иммунитет не применяется в случаях:

  1. если иностранное государство явно выразило в установленном законом порядке согласие на принятие соответствующих мер;
  2. если иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора.

Иммунитет иностранного государства в отношении исполнения решения суда не применяется в случаях, если имеется явно выраженное в установленном законом порядке согласие иностранного государства на принятие соответствующих мер либо иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора, а также в случае, если установлено, что имущество иностранного государства используется и (или) предназначено для использования данным иностранным государством в целях, не связанных с осуществлением суверенных властных полномочий.

Процессуальные права и обязанности иностранного государства совпадают с правами и обязанностями российских граждан и организаций, в том числе иностранные государства наделены правом на ведение дел в суде через представителей. Полномочия представителя должны быть оформлены доверенностью либо в ином соответствующем документе, выданном представляемым иностранным государством и оформленном в соответствии с законодательством Российской Федерации или законодательством иностранного государства (с учетом требований по легализации и заверенному переводу).

За исключением процессуальных действий, указанных в ч. 4 комментируемой ст. 417.3 ГПК РФ, представитель иностранного лица вправе совершать все процессуальные действия от имени представляемого им иностранного государства.

Процедуры принятия иностранных официальных документов.

Процедура, именуемая легализацией, наиболее сложная, длительная, дорогостоящая. Она складывается из последовательно сменяющих друг друга этапов проверки достоверности подписей, печати, штампов, форм и т.п. Действуют осуществляющие взаимный контроль нотариусы, должностные лица органов юстиции, консульских и дипломатических служб. Детали предусмотрены ст. 55 Консульского устава СССР 1976 г.

Для значительного упрощения порядка документооборота 5 октября 1961 г. была совершена Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов (далее — Конвенция 1961 г.). Конвенция 1961 г. (РФ участвует с 1992 г.) объявляет в качестве таковых:

  1. документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства; 
  2. административные акты;
  3. нотариальные акты;
  4. официальные пометки, такие, как отметки о регистрации, визы, подтверждающие определенную дату, заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса. Есть оговорка о неприменении Конвенции 1961 г. к документам, совершенным дипломатическими или консульскими агентами, и административным документам, имеющим прямое отношение к коммерческой или торговой операции (ст. 1).

Правда, термин «легализация» фигурирует в ст. 2 Конвенции 1961 г., но она сведена лишь к формальным действиям — представлению дипломатическим и консульским службам документа для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало подписавшее документ лицо, а при необходимости — подлинности печати и штампа. Единственной формальностью, которая может потребоваться для удостоверения тех же обстоятельств, является проставление специально назначенным компетентным органом государства, где документ был совершен, так называемого апостиля (ст. 3). Это штамп, его образец дан в приложении к Конвенции 1961 г. Заполненный образец не нуждается ни в каком заверении (ст. 4).

Наконец, международными конвенциями и двусторонними документами о правовой помощи могут быть предусмотрены еще более упрощенные варианты или даже полное освобождение их от легализации. Хорошая иллюстрация — ст. 13 Минской конвенции 1993 г. Документы, изготовленные или засвидетельствованные учреждением или уполномоченным лицом в пределах их компетенции на территории одного из участников Конвенции по установленной форме и скрепленные гербовой печатью, принимаются на территориях других участников Конвенции без каких-либо дополнительных или специальных подтверждений.

Но следует подчеркнуть, что никакая форма удостоверения иностранного официального документа не придает ему добавочной доказательственной силы. Содержащаяся в таком документе информация исследуется и оценивается в общем порядке (ст. ГПК РФ).

Дополнительный комментарий к статье

Часть 2 ст. 412 ГПК РФ устанавливает довольно краткий трехдневный срок для высылки взыскателю и должнику определения суда по вопросу о принудительном исполнении заграничного судебного решения. Определение судов, указанных в ст. ГПК РФ, может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда России.

Основания отказа в удовлетворении ходатайства взыскателя о принудительном исполнении на территории Российской Федерации решения иностранного суда, предусмотренные ст. 412 ГПК РФ, во многом по существу совпадают с аналогичными по содержанию и направленности правилами Минской конвенции 1993 г. и двусторонних договоров о правовой помощи между РФ и другими странами, хотя редакционно формулировки норм нередко различны.

Вместе с тем в некоторых международных актах есть и неизвестные ГПК РФ мотивы отказа в упомянутых ходатайствах. Например, согласно п. «в» ст. 55 Минской конвенции 1993 г. отказ допустим, поскольку имеется признанное решение суда третьего государства по тождественному спору. Аналогична норма п. 4 ст. 20 Договора с КНР, ст. 53 Договора с Польшей. По ст. 15 Договора с Алжиром исполнение исключено, если суд, вынесший решение, не компетентен его рассматривать в соответствии с внутренним законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой необходима реализация решения. Своеобразные нормы закреплены ст. 29 Договора с Грецией: «Должник может заявить в суде, компетентном для выдачи разрешения на исполнение и для приведения решения в исполнение, возражения против исполнения и против притязания, изложенного в решении, если такие возражения допускаются по законодательству Договаривающейся Стороны, учреждение которой вынесло решение». Есть и иные расхождения, но подробное их изложение должно быть объектом самостоятельного научного исследования.

Сравнительно-правовой анализ позволяет обнаружить еще один, причем прямо противоположный аспект несовпадения содержания ст. 412 ГПК РФ со статьями международных документов, имеющих одинаковый объект регулирования, а именно исполнение решений иностранных судов на чужой территории. Несовпадение состоит в том, что в указанной статье Кодекса 2002 г. есть правила, отсутствующие в двусторонних договорах РФ о правовой помощи и правовых отношениях по ряду основных категорий гражданских дел.

В данном случае возникает давно известная проблема о соотношении национального и международного частного права, взаимосвязях однопорядковых актов международного происхождения и т.п. Проблема включает немало вопросов, ответы на которые разнообразны и нередко дискуссионны. Но при комментировании ст

412 ГПК РФ практически важно выяснить, действуют ли правила внутреннего закона, отсутствующие в договорах с государством, суд которого вынес решение, подлежащее исполнению в другой стране-участнице того же договора

С учетом сопоставляемых нормативных материалов допустимо еще больше конкретизировать поставленный вопрос. Правил, закрепленных п. 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ, нет в Минской конвенции 1993 г. и в большинстве двусторонних международных соглашений Российской Федерации. Исключения редки. В п. 4 ст. 20 Договора с КНР помещены все три запретительные формулы, а в п. 4 ст. 15 Договора с Тунисом вместо указания на публичный порядок предписано при исполнении иностранных решений соблюдать основные принципы тунисского законодательства.

Итак, можно предложить ответ на поставленный вопрос: решение зарубежного суда, при исполнении которого на территории России обоснованно предсказуем риск нанесения вреда суверенитету, безопасности, публичному порядку нашей страны, реализации не подлежит, даже если о таких запретах двусторонний договор с государством суда не упоминает.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий

семнадцать − один =

Adblock
detector