Статья 397 ГПК РФ. Определение суда о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам

Дополнительный комментарий к ст. 404 ГПК РФ

Недопустимость изменения места рассмотрения конкретным российским судом ряда гражданских дел вследствие соглашения сторон правового конфликта предусмотрена нормами ст. 32 и ч. 2 ст. 404 ГПК РФ. Эти императивного характера правила действуют независимо от персонального состава юридически заинтересованных субъектов применительно к делам, указанным в ст. 26 (компетенция судов на уровне субъектов Федерации), ст. 27 (компетенция Верховного Суда РФ), ст. 30 (исключительная подсудность), а для споров, где выступают иностранные граждане или организации, еще добавлена ст. 403 (исключительная подсудность с участием иностранных лиц) ГПК РФ 2002 г.

Правда, нет формального запрещения контрагентам заключать соглашения о перенесении рассмотрения перечисленных в упомянутых статьях Кодекса дел в какой-либо зарубежный суд. Но если этот суд, не зная или игнорируя российское национальное право, вынесет решение по существу конфликта, то такое решение не приобретет на территории России никакой юридической силы (п. 3 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ). Однако затруднительно ввиду большого разнообразия иностранных процессуальных систем быть абсолютно уверенным в том, что оно будет равным образом ничтожным в любой третьей стране.

Статьи, перечисленные в ч. 2 ст. 404 Кодекса, намечают круг дел, подлежащих разрешению только российскими судами. Но в этом перечне нет ссылки на ст. ГПК РФ, снабженную заголовком «Гражданские дела, подсудные мировому судье». К их числу отнесены дела по спорам, которые в связи со значительным экономическим расслоением нашего населения могут оказаться крайне сложными по содержанию и крупными по размерам взаимных материальных претензий например, дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества без ограничения цены иска или определении порядка пользования имуществом независимо от его состава и места нахождения.

Естественно, возникает вопрос о том, могут ли иностранный истец и российский ответчик (или наоборот) заключить не противоречащее законодательству РФ соглашение, именуемое по терминологии МЧП дерогационным, об изъятии такого уровня дела из компетенции мирового судьи и передать его на рассмотрение избранному или зарубежному суду с учетом его компетенции. Грамматическое и смысловое толкование норм ГПК РФ позволяет обосновывать и защищать возможность положительного ответа на поставленный вопрос.

Комментирование разновидностей подсудности было ограничено рамками национального российского законодательства, регулирующего границы полномочий судов по рассмотрению дел цивилистического содержания, осложненных наличием каких-либо иностранных элементов

При этом принимались во внимание известные мировой юриспруденции критерии, с учетом и под влиянием которых происходит определение компетенции органов правосудия разных стран, т.е. формируется система международной подсудности (гражданство, место пребывания сторон, нахождения спорного имущества, причинения вреда и т.п.)

Эффективным инструментом унификации или сближения национальных правил, регулирующих вопросы подсудности гражданских дел, устранение и смягчение противоречий между ними, формирование стабильного порядка взаимосвязей органов правосудия различных государств, являются международные многосторонние конвенции или соглашения и двусторонние договоры, содержащие согласованные подходы к разрешению указанных проблем.

Естественным и, более того, обязательным продолжением комментариев к статьям ГПК РФ должно быть раскрытие возможных корректировок границ компетенции российских судов по делам с иностранным элементом, вытекающих из тех международных актов с участием РФ, где есть процессуальные положения соответствующего содержания. Они присутствуют в немалом количестве таких актов, но главным образом в тех, которые традиционно называют конвенциями или договорами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, хотя это не всегда точно, когда речь идет о конкретных актах. Так, договор РФ с КНР назван договором о правовой помощи по гражданским делам, а в ч. 3 ст. 1 разъяснено, что термин «гражданские дела» включает также дела торговые, брачно-семейные и трудовые.

Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским делам

Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (далее — Конвенция 1970 г.) совершена в Гааге 18 марта 1970 г. К числу главных целей, которые ставили перед собой учредители, относятся упрощение порядков направления и исполнения судебных поручений, сближение соответствующих национальных процедур, расширение сотрудничества между органами правосудия. Для государств — участников Конвенции 1970 г. утратили силу ст. ст. 8 — 16 Гаагской конвенции 1954 г.

Главное нормативное положение Конвенции 1970 г. сводится к наделению судов одного Договаривающегося Государства полномочием направлять судам другого Государства судебные поручения о закреплении конкретных доказательств с последующей передачей этих материалов запрашивающему суду. Информация в форме протоколов допросов и показаний определенных лиц по указанным в поручении обстоятельствам, документов, актов осмотра имущества, заключений экспертов должна быть предназначена только для уже начатых или реально планируемых процессов. Достаточную вероятность возникновения таких процессов надлежит определять исходя из норм национального законодательства (принятие предварительных обеспечительных мер и т.п.).

До обращения к процедуре получения доказательств из-за рубежа суд оценивает практическую необходимость такой информации для разрешения правового спора. При положительном выводе составляется судебное поручение, содержание которого должно послужить запрашиваемому суду надежным ориентиром для успешного выполнения запроса.

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Глава 42. Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу

Федеральный закон от 4 декабря 2007 года N 330-ФЗ “О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации” включил в число оснований для пересмотра гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации. Поэтому ничто не препятствует судам общей юрисдикции в силу статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” пересматривать в обычном порядке, т.е. в данном случае – по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке ГПК Российской Федерации (пункт 5 части второй статьи 392) во взаимосвязи с данного Кодекса, судебные постановления, основанные на норме, которой ранее суд в ходе применения в конкретном деле придал смысл, расходящийся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации.

В связи с этим не могут являться вновь открывшимися обстоятельствами не указанные в ГПК Российской Федерации решение, приговор, определение суда или постановление президиума суда надзорной инстанции либо постановление государственного органа или органа местного самоуправления, если они были вынесены и (или) вступили в законную силу уже после принятия судебного постановления, в отношении которого подано заявление о пересмотре в порядке ГПК Российской Федерации. Следовательно, ГПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Соответственно, жалоба А.Е. Кота отвечает критерию допустимости, как она определена Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации”, лишь в части, касающейся оспаривания конституционности части второй статьи 392 ГПК Российской Федерации. В этой же части является допустимой и жалоба гражданки Е.Ю. Федотовой, оспаривающей конституционность “Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу” ГПК Российской Федерации в целом, поскольку представленными материалами подтверждается применение в ее деле только части второй его статьи 392.

После вынесения Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 5 февраля 2007 года N 2-П М.М. Цуроев и А.И. Цыздоев, полагая, что это является вновь открывшимся обстоятельством по смыслу ГПК Российской Федерации, обратились с заявлением о пересмотре Постановления от 20 декабря 2006 года. Письмом судьи Верховного Суда Российской Федерации заявления были возвращены с указанием на то, что перечень оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, является исчерпывающим, что принятие Конституционным Судом Российской Федерации указанного Постановления не может служить основанием для пересмотра судебного постановления в порядке, предусмотренном ГПК Российской Федерации, и что заявители не являлись участниками конституционного судопроизводства.

Кроме того, в соответствии с положениями ГПК Российской Федерации, ее и , не исключается возможность рассмотрения заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений другим судьей суда, вынесшего оспоренное судебное постановление.

Реализуя указанные дискреционные полномочия, федеральный законодатель предусмотрел в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации способы пересмотра судебных постановлений: производство в суде апелляционной и кассационной инстанций – для не вступивших в законную силу судебных постановлений ( и ), а также производство в суде надзорной инстанции и пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу ( и ).

Дополнительный комментарий

Немало соглашений межрегионального, регионального и иных уровней с участием РФ фиксируют статус международных организаций. Так, п. 5 ст. 2 Евразийской патентной конвенции (Москва, 9 сентября 1994 г.) устанавливает, что эта патентная организация «является межправительственной организацией, имеющей статус юридического лица. Организация обладает в каждом Договаривающемся государстве правоспособностью, которая признается за юридическими лицами в соответствии с национальным законодательством данного государства. Организация может… защищать свои права в суде. Местонахождение штаб-квартиры Организации — город Москва, Российская Федерация».

Еще пример: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Межгосударственным банком об условиях пребывания Межгосударственного банка на территории Российской Федерации (Москва, 30 июля 1996 г.). Согласно ст. 2 Банк обладает международной правоспособностью, имеет в РФ права юридического лица, в частности, может совершать сделки в рамках своей компетенции, приобретать и распоряжаться любым имуществом, выступать от своего имени и по поручению в судебных органах. «За Банком признаются те же процессуальные права для защиты своих интересов, которые закреплены законодательством Российской Федерации за юридическими лицами».

С международными организациями, головные офисы которых расположены в зарубежных странах, РФ заключает соответствующие договоры. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Организацией экономического сотрудничества и развития о привилегиях и иммунитетах организации в Российской Федерации (Париж, 8 июня 1994 г.) в ст. 3 содержит: «Организация пользуется на территории Российской Федерации правами юридического лица в полном объеме». Тот же статус распространен на постоянное представительство в России Международного банка реконструкции и развития, Северного инвестиционного банка.

Статья 400 ГПК РФ, вслед за положениями статьи ГПК, концентрирует наиболее практически значимые нормы об особенностях участия в российских судебных процессах иностранных субъектов, непосредственно юридически заинтересованных в конечных результатах разрешения споров. Эти нормы не затрагивают специфики правового положения иностранных граждан и апатридов, занимающих или не занимающих официальных должностей в других государствах или выполняющих какие-либо их отдельные поручения. Между тем такие лица могут оказаться в ситуациях, когда они согласно российскому законодательству при возникновении правовых споров должны быть свидетелями, экспертами, переводчиками, понятыми, представителями.

Упомянутые лица в подобных ситуациях в соответствии с национальным российским законодательством и в еще большем объеме согласно международным актам также обладают различными и не для всех одинаковыми привилегиями и иммунитетами процессуального характера. Особенности статуса этих лиц надлежит учитывать при применении судами общей юрисдикции соответствующих разделов, глав и статей ГПК.

Другой комментарий к статье 334 ГПК РФ

Суд апелляционной инстанции обладает весьма ограниченными полномочиями относительно проверяемых по апелляционным жалобам (представлению) определений.

Во-первых, если в результате проверки будет установлено, что определение вынесено вполне обоснованно и на законных основаниях, то оно оставляется без изменения, а жалоба (представление) без удовлетворения.

Во-вторых, если определение неправомерно, то оно отменяется полностью или в части. Суд апелляционной инстанции при этом обязан разрешить вопрос путем вынесения нового определения по существу вопроса, например, по-иному решив вопрос об обеспечении иска, об отсрочке исполнения решения и др. При этом ст. 334 ГПК приводит к выводу о том, что в случае отмены неправомерного определения судьи, например об отказе в принятии искового заявления, о возвращении искового заявления, об отказе в принятии дополнительного решения, суд апелляционной инстанции должен принять это исковое заявление к своему производству либо сам вынести дополнительное решение. Представляется, что это не соответствует закрепленному в ч. 1 ст. 47 Конституции положению о праве каждого на рассмотрение дела компетентным судом, в частности, тем судом, к подсудности которого оно относится.

Поделитесь в социальных сетях:vKontakteFacebookTwitter
Напишите комментарий