Статья 417.8 ГПК РФ. Участие в деле государственных органов

Дополнительный комментарий статьи

В ч. 2 комментируемой ст. 390 ГПК РФ установлены пределы рассмотрения дела судом кассационной инстанции:

  1. суд кассационной инстанции вправе проверять только законность обжалуемых судебных постановлений. Это связано с тем, что суд кассационной инстанции проверяет вступившие в законную силу судебные постановления, а кассация является, по сути, экстраординарным способом проверки судебных актов. Новые факты в суде кассационной инстанции не устанавливаются, новые доказательства не исследуются, поскольку для разрешения фактической стороны дела достаточно двух инстанций — первой и апелляционной.
  2. законность обжалуемых судебных актов проверяется в пределах доводов кассационных жалобы, представления.
  3. проверяются только те судебные акты или их части, которые обжалованы.

В интересах законности суд кассационной инстанции вправе проверить законность обжалуемых судебных постановлений и по другим основаниям, не указанным в кассационных жалобе, представлении, т.е. выйти за пределы доводов, изложенных в них. Интересы законности — весьма расплывчатая формулировка, имеющая оценочный характер, что приводило на практике к тому, что суды надзорной (теперь — кассационной) инстанции никогда не соблюдали пределов рассмотрения дела и всегда, если видели иные, не указанные в кассационных жалобе, представлении существенные нарушения норм материального или процессуального права, отменяли обжалуемые судебные акты.

Под интересами законности в данном контексте принято понимать сохранение законной силы судебного акта только за теми постановлениями, которые приняты в соответствии с нормами материального и процессуального права. Однако на уровне судебной практики целесообразно было бы дифференцировать подход к возможности выхода суда за пределы доводов кассационных жалобы, представления по делам, представляющим исключительно частный интерес (как правило, это дела искового производства), и по делам, представляющим публичный интерес (как правило, это дела, возникающие из публичных правоотношений и некоторые дела особого производства).

Обратите внимание!

В первом случае принцип диспозитивности должен преобладать, и от суда кассационной инстанции требуется особая внимательность при применении комментируемого положения. В то же время во втором случае выход за пределы доводов кассационных жалобы, представления в интересах законности не только желателен, но и необходим.

Также необходимо обратить внимание на разъяснения Верховного Суда РФ в отношении аналогичной нормы, содержащейся в прежней редакции комментируемой статьи. Верховный Суд РФ указал, что в соответствии с ч

1.1 настоящей статьи суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

В то же время если обжалуемая часть решения обусловлена другой его частью, которая не обжалуется заявителем, то эта часть решения также подлежит проверке судом надзорной инстанции независимо от наличия просьбы лица, подавшего жалобу.

В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи 390 ГПК РФ указания суда кассационной инстанции о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. Это правило направлено на интегрирование судебной практики, единообразное применение норм права. Следует отметить возрастающую роль судебной практики в правоприменительной деятельности судов общей юрисдикции. Судебная практика в последнее время фактически превратилась в самостоятельный источник права.

Повышение значимости судебной практики подтверждается появлением такого основания для пересмотра дела по новым обстоятельствам, как определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ (п. 5 ч. 4 ст. ГПК РФ). Таким образом, сохранение комментируемой нормы, несмотря на ее критику в теории гражданского процессуального права, представляется обоснованным.

Судебная практика по ст. 416 ГПК РФ

Определение Верховного Суда РФ N 5-Г08-102

Возвращая ходатайство истца о принудительном исполнении на территории РФ решения третейского суда иностранного государства, суд необоснованно указал, что оно подсудно районному суду и подлежит рассмотрению по правилам гл. 47 ГПК РФ, определяющей порядок выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда; суд не учел, что процедура признания и приведения в исполнение решения третейского суда является необходимой предпосылкой выдачи исполнительного листа.

Статья 416 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что правила статей 411 — 413, регулирующие порядок признания и исполнения решений иностранных судов, за исключением части второй статьи 411, пунктов 1 — 4 и 6 части первой статьи 412 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяются также к решениям иностранных третейских судов (арбитражей).

Возвращая ходатайство Б. о принудительном исполнении на территории Российской Федерации решения Лондонского Международного Третейского Суда, суд необоснованно указал, что оно подсудно районному суду и подлежит рассмотрению по правилам, установленным главой 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определяющей порядок выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

При вынесении определения суд не учел, что фактически процедура признания и приведения в исполнение решения Лондонского Международного Третейского Суда является необходимой предпосылкой выдачи исполнительного листа, то есть предшествует этому.

Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается по правилам, установленным главой 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определяющей порядок признания и исполнения решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей). Применительно к рассматриваемому ходатайству — Московским городским судом, что соответствует принципам определения подсудности дел вышестоящим судам.

В данном случае суд установленный законом для рассмотрения этого ходатайства, является Московский городской суд, а не районный суд, следовательно, правило о подсудности при подаче ходатайства заявителем нарушено не было.

Дополнительный комментарий к ст. 6 ГПК РФ

Статья 6 ГПК РФ в действующей редакции определяет применительно к гражданскому судопроизводству положения ст. 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой все равны перед законом и судом.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Статья 6 ГПК РФ с небольшими особенностями редакционного характера воспроизводит содержание ст. 7 ФКЗ «О судебной системе», в которой записано, что все равны перед законом и судом. Суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе, по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим не предусмотренным федеральным законом основаниям.

В комментируемой статье 6 ГПК РФ в новой редакции закреплен принцип равенства граждан и организаций перед законом и судом. В современных условиях действие данного принципа распространяется и на организации. С учетом этого в ст. 6 внесены необходимые дополнения.

Содержание рассматриваемого принципа раскрывается в следующих положениях:

  • суд общей юрисдикции при разрешении дел применяет гражданские материальные законы ко всем гражданам и организациям в равной мере, безотносительно к тому, кто является сторонами, заявителями и заинтересованными лицами — только граждане либо граждане и организации, а также безотносительно к тем признакам, которые перечислены в ст. 6;
  • правовое положение любого участника гражданского процесса определяется его процессуальным положением (истец, ответчик, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, свидетель, эксперт, переводчик, представитель и др.) и никак не зависит от того, кто является участником процесса — гражданин или организация, а также от тех признаков, которые перечислены в ст. 6. Гражданин и организация, занимающие одно и то же процессуальное положение, всегда наделяются одинаковыми правами;
  • правосудие по делам, отнесенным законом к ведению суда общей юрисдикции, осуществляется только судами, входящими в единую систему судов общей юрисдикции. Эта система обеспечивает объективное рассмотрение и разрешение этих дел между гражданами и организациями. Каких-либо специальных судов для рассмотрения споров между гражданами и организациями либо для граждан в зависимости от признаков, перечисленных в ст. 6, нет.

Система судов общей юрисдикции функционирует по единым правилам. Особых правил, предусматривающих предоставление льгот или преимуществ одним участникам процесса перед другими в зависимости от признаков, перечисленных в ст. 6 ГПК РФ, законом не предусмотрено.

Таким образом, система судов общей юрисдикции в Российской Федерации служит в равной мере всем гражданам, а также всем организациям безотносительно к признакам, перечисленным в ст. 6 ГПК РФ.

НОВЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ:

  • Статья 390.17 ГПК РФ. Вступление в законную силу определения судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенного по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления
  • Статья 390.16 ГПК РФ. Определение судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • Статья 390.15 ГПК РФ. Полномочия судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • Статья 390.14 ГПК РФ. Основания для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке
  • Статья 390.13 ГПК РФ. Пределы рассмотрения дела судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации

Дополнительный комментарий к ст. 413 ГПК

Решения иностранных судов в некоторых случаях не требуют принудительного исполнения. Это решения, которые принимаются по искам о признании, например по искам о признании брака недействительным, об установлении отцовства, о расторжении брака, не содержащим требований о разделе имущества, взыскании алиментов и т.д. Такие решения признаются без какого-либо специального производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражение против этого. При наличии возражения вопрос рассматривается судами субъектов Российской Федерации по месту жительства (для физических лиц) или нахождения (для организаций) заинтересованного лица (ответчика и др.).

В случае если возражения относительно признания решения суда не заявлены, решение иностранного суда признается без выполнения каких-либо процессуальных действий.

Возражения относительно признания решения иностранного государства подлежат удовлетворению, а суд субъекта Федерации выносит определение об отказе в признании решения при наличии оснований, предусмотренных п. п. 1 — 5 ч. 1 ст. ГПК РФ.

Признание решения иностранного суда влечет последствия, предусмотренные ч. 1 ст. ГПК РФ.

Согласно ст. 52 Минской конвенции стран СНГ вынесенные учреждениями юстиции каждой из договаривающихся сторон и вступившие в законную силу решения, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территориях других договаривающихся сторон без специального производства при условии, если:

  1. учреждения юстиции запрашиваемой договаривающейся стороны не вынесли ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу;
  2. дело согласно настоящей Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству договаривающейся стороны, на территории которой решение должно быть признано, не относится к исключительной компетенции учреждений юстиции этой договаривающейся стороны.

Эти положения относятся и к решениям об опеке и попечительстве, а также к решениям о расторжении брака, вынесенным учреждениями, имеющими соответствующую компетенцию согласно законодательству договаривающейся стороны, на территории которой вынесено решение.

НОВЫЕ ЗАЯВЛЕНИЯ:

  • Статья 390.17 ГПК РФ. Вступление в законную силу определения судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенного по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления
  • Статья 390.16 ГПК РФ. Определение судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • Статья 390.15 ГПК РФ. Полномочия судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
  • Статья 390.14 ГПК РФ. Основания для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке
  • Статья 390.13 ГПК РФ. Пределы рассмотрения дела судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации

Дополнительный комментарий к статье

Особенности признания и исполнения решений иностранных третейских судов регулируются Нью-Йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.

Согласно ст. III Конвенции каждое договаривающееся государство признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашиваются признание и приведение в исполнение этих решений, на условиях, изложенных в нижеследующих статьях. К признанию и приведению в исполнение арбитражных решений, к которым применяется настоящая Конвенция, не должны применяться существенно более обременительные условия или более высокие пошлины или сборы, чем те, которые существуют для признания и приведения в исполнение внутренних решений.

Статья IV Нью-Йоркской конвенции предусматривает, что для получения признания и приведения в исполнение арбитражного решения сторона, испрашивающая признание и приведение в исполнение решения, при подаче такой просьбы представляет:

a) должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную копию такового;

b) подлинное соглашение или должным образом заверенную копию такового.

Если арбитражное решение или соглашение изложено не на официальном языке той страны, где испрашиваются признание и приведение в исполнение этого решения, сторона, которая просит о признании и приведении в исполнение этого решения, представляет перевод этих документов на такой язык. Перевод заверяется официальным или присяжным переводчиком либо дипломатическим или консульским учреждением.

Отказ в признании и приведении в исполнение арбитражного решения предусмотрен в ст. V Конвенции и практически повторяется в комментируемой статье.

Дополнительный комментарий

Немало соглашений межрегионального, регионального и иных уровней с участием РФ фиксируют статус международных организаций. Так, п. 5 ст. 2 Евразийской патентной конвенции (Москва, 9 сентября 1994 г.) устанавливает, что эта патентная организация «является межправительственной организацией, имеющей статус юридического лица. Организация обладает в каждом Договаривающемся государстве правоспособностью, которая признается за юридическими лицами в соответствии с национальным законодательством данного государства. Организация может… защищать свои права в суде. Местонахождение штаб-квартиры Организации — город Москва, Российская Федерация».

Еще пример: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Межгосударственным банком об условиях пребывания Межгосударственного банка на территории Российской Федерации (Москва, 30 июля 1996 г.). Согласно ст. 2 Банк обладает международной правоспособностью, имеет в РФ права юридического лица, в частности, может совершать сделки в рамках своей компетенции, приобретать и распоряжаться любым имуществом, выступать от своего имени и по поручению в судебных органах. «За Банком признаются те же процессуальные права для защиты своих интересов, которые закреплены законодательством Российской Федерации за юридическими лицами».

С международными организациями, головные офисы которых расположены в зарубежных странах, РФ заключает соответствующие договоры. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Организацией экономического сотрудничества и развития о привилегиях и иммунитетах организации в Российской Федерации (Париж, 8 июня 1994 г.) в ст. 3 содержит: «Организация пользуется на территории Российской Федерации правами юридического лица в полном объеме». Тот же статус распространен на постоянное представительство в России Международного банка реконструкции и развития, Северного инвестиционного банка.

Статья 400 ГПК РФ, вслед за положениями статьи ГПК, концентрирует наиболее практически значимые нормы об особенностях участия в российских судебных процессах иностранных субъектов, непосредственно юридически заинтересованных в конечных результатах разрешения споров. Эти нормы не затрагивают специфики правового положения иностранных граждан и апатридов, занимающих или не занимающих официальных должностей в других государствах или выполняющих какие-либо их отдельные поручения. Между тем такие лица могут оказаться в ситуациях, когда они согласно российскому законодательству при возникновении правовых споров должны быть свидетелями, экспертами, переводчиками, понятыми, представителями.

Упомянутые лица в подобных ситуациях в соответствии с национальным российским законодательством и в еще большем объеме согласно международным актам также обладают различными и не для всех одинаковыми привилегиями и иммунитетами процессуального характера. Особенности статуса этих лиц надлежит учитывать при применении судами общей юрисдикции соответствующих разделов, глав и статей ГПК.

Дополнительный комментарий к статье 4 ГПК РФ

Комментируемая статья 4 ГПК РФ определяет круг субъектов, имеющих право на возбуждение гражданского дела в суде.

В ч. 1 ст. 4 ГПК РФ выделены две группы субъектов, имеющих право на обращение в суд:

  1. лица, обратившиеся за защитой своих прав, свобод и законных интересов;
  2. лица, обращающиеся в суд от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

К первой группе относятся истцы, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, заявители по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства, по делам приказного производства.

В силу принципа диспозитивности суд возбуждает гражданское дело, как правило, по инициативе именно этих лиц. Все они материально заинтересованы в исходе дела

Выявление наличия такой заинтересованности в каждом конкретном случае весьма важно, поскольку ее отсутствие может свидетельствовать о предъявлении иска в защиту прав другого лица, что возможно только в случаях, предусмотренных законом. Именно в этих целях в ГПК РФ введено правило, обязывающее истца указать в исковом заявлении, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения его прав, свобод или законных интересов (см

комментарии к ст. 131).

Вторая группа лиц, указанных в ч. 2 ст. 4 ГПК РФ, включает прокурора, органы государственной власти, органы местного самоуправления, кооперативные, общественные организации и отдельных граждан. Они обращаются в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Обе группы лиц имеют и общие черты: все они вправе обратиться в суд с исковым заявлением или иным заявлением, имеют процессуальный интерес, являются участвующими в деле лицами и наделены широкими процессуальными правами, позволяющими доказывать суду обоснованность заявленных требований, а также распорядительными правами: они вправе отказаться от иска, изменить предмет или основание иска, уменьшить или увеличить размер исковых требований. Общим для указанных групп лиц является и то, что все они выступают в процессе от своего имени.

Все перечисленные в ст. 4 ГПК РФ в действующей редакции лица могут реализовать свое право на обращение в суд только по делам, отнесенным законом к его ведению. Субъективное право на обращение в суд у них отсутствует, если дело не подведомственно суду общей юрисдикции.

В статье 4 ГПК РФ ничего не говорится о форме обращения в суд. Форма обращения в суд зависит от вида гражданского судопроизводства. По делам искового производства подаются исковые заявления; по делам приказного производства и по делам особого производства — заявления.

Дополнительный комментарий

Иностранное государство пользуется в отношении себя и своего имущества юрисдикционными иммунитетами. Особенности применения юрисдикционных иммунитетов устанавливаются Федеральным законом «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации», который понимает под юрисдикционными иммунитетами иностранного государства и его имущества судебный иммунитет, иммунитет в отношении мер по обеспечению иска и иммунитет в отношении исполнения решения суда.

Так, судебный иммунитет — это обязанность суда Российской Федерации воздержаться от привлечения иностранного государства к участию в судебном процессе; иммунитет в отношении мер по обеспечению иска — обязанность суда Российской Федерации воздержаться от применения в отношении иностранного государства и имущества иностранного государства ареста и иных мер, обеспечивающих впоследствии рассмотрение спора и (или) исполнение решения суда; иммунитет в отношении исполнения решения суда — обязанность суда Российской Федерации или федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, воздержаться от обращения взыскания на имущество иностранного государства, принятия в отношении иностранного государства и его имущества иных мер в целях принудительного исполнения решения суда (статья 2 указанного Закона).

Таким образом, наибольший интерес в рамках комментария главы ГПК РФ о производстве по делам с участием иностранного государства представляют положения вышеуказанного Закона, устанавливающие случаи неприменения рассматриваемых иммунитетов. Во-первых, ст. 6 Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» предусматривает ряд случаев, при которых иностранное государство признается отказавшимся от судебного иммунитета. Во-вторых, по общему правилу, установленному ст. ст. 7 — 13 указанного Закона, судебный иммунитет иностранного государства не применяется в отношении:

  • споров, связанных с участием иностранного государства в гражданско-правовых сделках и (или) осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности;
  • трудовых споров;
  • споров, связанных с участием иностранного государства в юридических лицах или иных образованиях, не имеющих статуса юридического лица;
  • споров о правах на имущество;
  • споров о возмещении вреда;
  • споров, связанных с интеллектуальной собственностью;
  • споров, связанных с эксплуатацией судна.

Исключения также установлены и для иммунитета иностранного государства в отношении мер по обеспечению иска, иммунитет не применяется в случаях:

  1. если иностранное государство явно выразило в установленном законом порядке согласие на принятие соответствующих мер;
  2. если иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора.

Иммунитет иностранного государства в отношении исполнения решения суда не применяется в случаях, если имеется явно выраженное в установленном законом порядке согласие иностранного государства на принятие соответствующих мер либо иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющегося предметом спора, а также в случае, если установлено, что имущество иностранного государства используется и (или) предназначено для использования данным иностранным государством в целях, не связанных с осуществлением суверенных властных полномочий.

Процессуальные права и обязанности иностранного государства совпадают с правами и обязанностями российских граждан и организаций, в том числе иностранные государства наделены правом на ведение дел в суде через представителей. Полномочия представителя должны быть оформлены доверенностью либо в ином соответствующем документе, выданном представляемым иностранным государством и оформленном в соответствии с законодательством Российской Федерации или законодательством иностранного государства (с учетом требований по легализации и заверенному переводу).

За исключением процессуальных действий, указанных в ч. 4 комментируемой ст. 417.3 ГПК РФ, представитель иностранного лица вправе совершать все процессуальные действия от имени представляемого им иностранного государства.

Дополнительный комментарий

Принцип взаимности в вопросах применения юрисдикционных иммунитетов раскрывается в ст. 4 Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации». Так, если в ходе судебного заседания будет установлено наличие ограничений, касающихся предоставления Российской Федерации и ее имуществу юрисдикционных иммунитетов в иностранном государстве, в отношении которого и имущества которого возник вопрос о юрисдикционных иммунитетах, юрисдикционные иммунитеты иностранного государства и его имущества могут быть ограничены.

Суд определяет соотношение объемов юрисдикционных иммунитетов, предоставляемых Российской Федерации в иностранном государстве, и юрисдикционных иммунитетов, предоставляемых иностранному государству в Российской Федерации, на основании доказательств, представленных сторонами, и заключений государственных органов.

Часть 2 ст. 4 Федерального закона «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации», в свою очередь, говорит о том, что федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации (в настоящее время таким органом является Министерство иностранных дел РФ), в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации, дает заключения по вопросам предоставления юрисдикционных иммунитетов Российской Федерации и ее имуществу в иностранном государстве.

Поделитесь в социальных сетях:ВКонтактеFacebookTwitter
Напишите комментарий

один × 3 =

Adblock
detector